Свободное программное обеспечение в России: юридические особенности

Для российского информационного сообщества 2014 год можно считать в своем роде знаковым. Впервые в Гражданский кодекс введено понятие открытой лицензии, снимающее проблемы лицензирования свободного ПО в России.

Довольно неприятным моментом в нашей российской действительности являлось то, что российская правовая система была долгое время не адаптирована под использование свободного программного обеспечения. В действительности, могла сложиться парадоксальная ситуация, когда разработчик ПО и пользователь не имеют друг к другу никаких претензий, но претензии к пользователю имеет государство, хотя тот и не нарушил ничьих прав.

Корни этой парадоксальной ситуации скрывались в системе лицензирования свободного программного обеспечения и российском законодательстве. Свободное ПО распространяется под разного вида универсальными лицензиями: GPL, LGPL, BSD, Apache и т.д. Все они имеют свои нюансы, сейчас нас не интересующие. Самой популярной лицензией является GPL — General Public License. Её и возьмем в пример.

GPLv3_LogoGPL позволяет пользователю копировать, модифицировать и распространять программное обеспечение. Оригинальный текст лицензии опубликован на английском язык и не имеет официального перевода на русский язык. В то же время в подпункте 1 пункта 1 статьи 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» указывается на обязательность использования русского языка в деятельности организаций, органов государственной власти и местного самоуправления.

Данный закон создавал определенные проблемы потому, что в российском законодательстве не было самого понятия открытой лицензии. Поэтому такие договоры нужно было как-то трактовать, изворачиваться…

Одним из подобных методов было трактования GPL как договора присоединения. Однако в этом случае проблема была в отсутствии письменной формы заключенного договора.

И вот, 12 марта 2014 года был принят Федеральный закон № 35-ФЗ, вносящий изменения в Гражданский кодекс, в том числе вводящий статью 1286.1, снимающую вопросы по порядку использования свободного ПО в России.

Новая статья трактует открытую лицензию как договор присоединения. Все ее условия должны быть доступны неопределенному кругу лиц и размещены таким образом, чтобы лицензиат ознакомился с ними перед началом использования соответствующего произведения. В открытой лицензии может содержаться указание на действия, совершение которых будет считаться акцептом ее условий. В этом случае письменная форма договора считается соблюденной.

Следует заметить, что данная статья не содержит прямого запрета на заключение договора на иностранном языке.

Описанные выше поправки являются важным шагом в движении России в правильном направлении. И, как бы там ни было, ясно одно — свободному программному обеспечению в России дан зеленый свет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *